Сексизм, лицемерие: что не так с преподаванием литературы в школе

«Последний месяц я провела в восторженном ожидании первого учебного дня в питерской Вышке, вспоминая шуточки и смешные картинки, которыми я проиллюстрирую свое юридическое будущее, посвященное борьбе за права женщин в России. Но жизнь была бы недостаточно кинематографичной, если бы с сексизмом на самом официальном уровне я бы не столкнулась на первом же занятии в Высшей школе экономике», — пишет студентка на своей странице в Facebook.

«Перед первой парой с нами провел беседу менеджер юридического факультета Максим Леонидович Паламарчук, который рассказал нам о всяких технических деталях учебного процесса и предложил тем, кто хочет быть старостой, выдвинуть свои кандидатуры.

— Тут есть единственное ограничение, — сказал Максим Леонидович, — по традиции старостами у нас могут быть только мужчины.

Я так обалдела, что даже проглотила язык. Но удивилась не я одна.

— А есть какая-то история, которая связана с этой традицией? — спросила другая девушка.

Максим Леонидович пробурчал что-то в духе того, что сейчас нет времени это обсуждать.

— А как вы лично относитесь к этой традиции? — единственное, что смогла выдавить я.

— Я не даю оценок, — ответил дипломатичный Максим Леонидович. И тут же записал единственного высказавшего желание мужчину в потенциальные старосты.

— Окончательно решим в субботу, — радостно объявил Максим Леонидович и перешел на другую тему.

Я немного пришла в себя и снова подняла руку.

— Я пришла сюда получать юридическое образование, и чего я никак не ожидала здесь увидеть, так это гендерной дискриминации, которая, как вы знаете, запрещена нашей конституцией. Я выдвигаю свою кандидатуру на роль старосты, и если она не будет рассмотрена, прошу дать мне письменный ответ о том, что она не была рассмотрена из-за моей половой принадлежности.

Максим Леонидович очаровательно улыбнулся и удалился в свой кабинет.

Всю пару я не могла сосредоточиться и поверить в происходящее. Однако знакомые по Вышке написали, что традиция про половую принадлежность старосты действительно существует и относится не ко всей Вышке, а исключительно к юрфаку. В перерыве я отправилась в учебную часть.

— Максим Леонидович, я к вам. — Если вы о выдвижении на роль старосты, то я обсудил вашу идею с руководством: ваша кандидатура отклонена. По причине, которую я вам уже озвучил. — Это официальная позиция факультета? Ваши преподаватели-юристы знают о том, что у вас тут происходит? — Все знают. И все прекрасно к этому относятся! — В таком случае я повторяю свое требование предоставить мне обоснование отклонения моей кандидатуры в письменном виде.

Максим Леонидович немного попересаживал меня от стола к столу, предложил «поискать на сайте бланк», потом торжественно сообщил, что мог бы распечатать мне бланк, но не будет это делать, потому что «это не принято», и в итоге предложил переписать шапку с экрана своего компьютера.

Я написала заявление («…прошу сообщить мне в письменной форме, является ли данное утверждение официальной позицией факультета, и дать правовую оценку данной позиции…») и попросила зарегистрировать его и выдать мне заверенную копию.

— А у нас ведь есть позиция заместителя старосты, вы могли бы занять ее, — Максим Леонидович, видимо, испугался, что я не шутила, когда говорила о заявлении, и решил предложить мне сделку.

— Меня не интересует позиция старосты. Меня интересуют права женщин. Знаете, Максим Леонидович, я до последнего надеялась, что, изучив реакцию будущих юристов на свое заявление, вы весело рассмеетесь и скажете, что это был тест к аудитории.

— Я вам многое мог бы сейчас сказать, но не буду, потому что вы это потом… как это называется… приобщите к делу, — загадочно зыркнул на меня Максим Леонидович.

И тут пришла деканша…»

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *