Материнский инстинкт: что делать, если он не проснулся?

Доказано, что существует естественная склонность между матерями и их отпрысками, и мы пришли к разговору о «материнском инстинкте», как если бы он был основным биологическим приводом, который объясняет роль женщины в семье. Почти повсеместно бытует мнение, что материнство — необходимое и достаточное условие для выполнения женщиной ее предназначения, что материнства достаточно, чтобы обеспечить полное удовлетворение для каждой женщины, и что это единственная сфера, в котором женщина может наслаждаться своей цельностью и полнотой.

Инстинкт самосохранения вместе с инстинктом полового влечения – самые сильные биологические импульсы людей. Результатом этого обычно является репродукция, воспроизводство себе подобных. Но импульс материнства сам по себе не является биологической мотивирующей силой и, следовательно, не относится ко всем женщинам. «Материнский инстинкт» возник в результате социального тренинга поколений совместно с необходимостью создать наиболее поощрительную точку зрения на ранее неизбежную ситуацию. Мужчины рождаются со всем физическим снаряжением, необходимым им, чтобы стать отцами, но мы не говорим об «отцовском инстинкте».

Никакой мужчина не примет изречение, что он был рожден главным образом для того, чтобы быть отцом, или что отцовство единственная роль, которая принесет ему личную реализацию. Мужчины всегда получали вознаграждение от широкого круга деятельности, и отцовство часто играет лишь малую часть в его жизни, или вообще не играет никакой. Однако, мы не говорим о мужчине, который не имеет детей, что он «ненормальный» — термин, которым мы награждаем женщину, которая не хочет иметь детей. Также широко распространена терпимость к биологическим отцам детей, позволяющая им не принимать участия в их воспитании. А женщину, которая оставляет своего ребенка растить другим, рассматривают, как греховную или сумасшедшую, или в лучшем случае, как несчастную жертву рока.

Когда, глядя на несчастье женщин, которые хотели бы родить детей, но в силу физических причин не способны к этому, многие люди, бывало, говорили, что это доказывает существование материнского инстинкта, который, будучи не выполненным, может вести только к расстройству. Во-первых, не все стерильные женщины несчастны. Во-вторых, эти женщины не выбрали бездетность сами, и многое в их «несчастливости» происходит от ощущения, что они чего-то лишены. Более того, в мире, где материнство рассматривалось, как единственная причина и цель существования женщины, бездетные женщины осознавались, как, в некотором роде, неполноценные и были вынуждены испытывать нелестное сочувствие и жалость, которые нелегко переносить в их ситуации. Те женщины, которые примирились с ситуацией, со своим разочарованием, обращались к другим занятиям, а значительное количество их познали радость материнства через приемных детей.

Антропологические доводы не поддерживают идею, что чувство исполненного долга, которое приходит от воспитания детей, основано на удовлетворении инстинктивной тяги. Есть исследования, из которых трудно выявить след материнского инстинкта. В одном племени Новой Гвинеи, которое изучал доктор Мид, женщины смотрели на материнскую роль с нескрываемым отвращением; редких женщин, которые по-«матерински» относились к своим детям, презирали. Еще более поражающей является традиция племени Мбайя, изученная Клоуди Леви-Штраусом. Они смотрели на материнство так неодобрительно, что для репродукции использовали частичную замену. Воины Мбайи захватывали молодежь из других племен и усыновляли их, воспитывая их, как своих собственных.

Можно больше сказать, чем говорят эти изолированные примеры. Однако существует универсальный факт: некоторые человеческие общества рассматривали связь между матерями и их отпрысками такой естественной, такой исчерпывающей, что они пренебрегали обучением женщин тому, что материнство их долг и обязанность. Действительно, чем более цивилизованным общество становится, тем более настоятельно установление этого тренинга, ибо, чем богаче мир в своем диапазоне деятельности, тем шире выбор возможностей в жизни, кроме материнства и семьи.

Выбор

Смешно сказать, что женщины больше не хотят выходить замуж и иметь детей. Способ жизни домовладельца – это тот путь, который большинство людей предпочитает, как лучше всего соответствующий их нуждам и желаниям, и награда за жизнь с детьми, опекая их, действительно большая. Помимо всего, многие люди выбирают работу с детьми как няни и учителя, так как находят ее обогащающей и стимулирующей. Так много среди этих людей мужчин, что нет вопроса, не является ли такое положение результатом проклюнувшегося материнского инстинкта.

Широко распространенное наличие контрацепции предлагает свободу выбора относительно материнства. Сейчас женщины более склонны скорее выбрать материнство и семейную жизнь, чем допустить. чтобы материнство свалилось на них неожиданно. Некоторые женщины чувствуют, что материнство не для них или не сейчас. С другой стороны, женщина, которая сознательно выбирает роль матери, будет более вознаграждена, чем та, которая принимает ее без желания. Она будет более позитивной, компетентной и любящей. Она будет более творчески строить отношения, которые обогатят ее и ее семью.

Тем не менее, переоценка неизбежности материнства и семейной жизни приведет женщин к проверке настоящих критериев «женской работы», что является причиной страданий для многих. Они будут свободны от вины, что не всегда испытывают удовольствие оставаться дома и смотреть за детьми. Выбор здесь должен быть сделан с учетом индивидуальных нужд и особенностей женщины. Признание даже самого факта, что есть выбор, уже является шагом переоценки работы и стиля жизни тех женщин, которые не замужем.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *