Краснодарки возмущены сексизмом в фильме Козловского «Тренер»

Американка Серена Уильямс, в финале US Open проигравшая Наоми Осаке со счетом 2:6, 4:6, прокомментировала столкновение с судьей Карлосом Рамосом.

— Патрик Муратоглу сказал, что он на самом деле давал вам какие-то советы, когда вам вынесли предупреждение за подсказки. Вы это поняли? Или нет?

– Я не знаю. Я сама только что об этом услышала. Написала Патрику: «О чем вообще речь?». Потому что у нас нет сигналов, мы никогда не обсуждали сигналы. Я даже никогда не вызываю тренера на корт, когда это можно.

Я пытаюсь понять, почему он так сказал. Я не понимаю. Может, он сказал что-то в духе «ты справишься».

Я была на другом конце корта, так что я не знаю. Мне нужно получше узнать, о чем речь.

— Судья должен был вынести вам предупреждение?

– Нет, потому что тренер мне не помогал. Если я смотрю на ложу, и они меня подбадривают, я не знаю, что еще делать. После этого я даже не смотрела в ложу.

— У вас уже были проблемы с Карлосом Рамосом?

– Никогда. Он всегда был отличным судьей.

— Вы упоминали, что на этом турнире всегда что-то такое происходит. Вы вспоминали 2009 год? [Когда Серену оштрафовали на очко на матч-пойнте в полуфинале против Ким Клийстерс за угрозы линейной судье]. Или это вызвало больше воспоминаний?

– Да, мне приходится тяжело. Я сразу подумала, что не хочу возвращаться в 2004-й [когда судьи допустили ряд результативных ошибок в матче Серены против Дженнифер Каприати, что привело ко введению системы Hawk-Eye]. Забудьте 2009-й, все началось еще раньше.

Всегда что-то происходит. И нужно находить какие-то психологические приемы. Иногда может казаться, что всегда что-то происходит, но я не знаю, какое слово ищу. Нужно стараться понять, что это совпадение. Может, это совпадение, так что…

— По правилам, Карлос правильно вынес все три предупреждения. Почему вы считаете его вором?

– Потому что он отнял у меня очко. Он обвинил меня в жульничестве, а я не жульничала. Потом я с ним хорошо поговорила, сказала, что он меня хорошо знает. Знает, что я даже не вызываю тренера на корт. Он ответил, что понимает. Не знаю, сказал ли он, что я права, но он сказал, что понимает.

Потом, когда я села, я снова повторила, что понимаю, как это могло выглядеть, но тренер мне ничего не подсказывал. Сказала, что лучше проиграю, чем выиграю за счет жульничества. Мне не нужно жульничать ради победы, я и так достаточно выиграла. И никогда так не делала.

И он все понял. Мы отлично поговорили, пришли к пониманию, и мне показалось, что… Да.

— Судья повлиял на исход матча?

– Думаю, это отличный вопрос. Я не знаю. По-моему, она играла очень хорошо, и мне нужно было много работать, чтобы выйти вперед, победить.

Трудно сказать, потому что я всегда борюсь до конца, стараюсь отыграться в любой ситуации. Но она тоже играла очень, очень хорошо. Трудно утверждать, что я бы не вышла на новый уровень, потому что я уже много раз это делала. Так что вопрос непростой.

— Какими, по-вашему, должны быть правила относительно общения с тренером во время матча?

– Я этим не пользуюсь. Я не общаюсь с тренером во время матча. Я знаю, что в квалификации тут это использовалось, это опробовали.

Стала бы я этим пользоваться? Не знаю. В теннисе мне нравится, что ты на корте одна. В этот момент я не хочу никого слушать. Нужно разбираться самой, решать проблемы. Честно, это очень помогло мне в жизни и в бизнесе, где приходится решать проблемы.

Иногда на корте у меня есть момент, наносекунда, чтобы принять решение, которое может изменить судьбу матча и турнира. И я использую это и в жизни. Знаю, звучит странно, но для меня это момент покоя – когда я на корте и не слышу никого. Мне это не нужно, я сама стараюсь решить проблемы.

Не знаю, пользовалась бы я этим, если бы в будущем была такая возможность. Сейчас я не пользуюсь, так что не знаю.

— В прошлое уже не вернуться. Если бы вы могли изменить одну вещь в том, что произошло, что бы вы изменили?

– Не знаю. В прошлое точно не вернуться. Я не могу сидеть и тут и говорить, что не назвала бы его вором, потому что я считаю, что он украл у меня гейм.

Но я видела, как другие мужчины называют других судей. Я борюсь за женские права и за равенство, и за кучу разных вещей. И я считаю сексизмом то, что он отнял у меня гейм, когда я назвала его вором. Он никогда не отнимал гейм у мужчины за то, что они говорили «вор».

Меня это просто поражает. Я продолжу бороться за женщин и за равенство. Как, например, Корне должна была иметь возможность снять футболку и не получить штраф. Это возмутительно [Корне за снятую футболку получила не штраф, а предупреждение].

Я просто считаю, что это будет примером для следующего человека, у которого есть эмоции, который хочет их выразить и быть сильной женщиной. Из-за произошедшего сегодня им это будет позволено. Может, у меня не получилось, но получится у других в будущем.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *